Вилькин А - Пока стучит сердце (худ-док. повесть о Евг. Рудневой, Герое СССР)

 

ПОКА СТУЧИТ СЕРДЦЕ

Художественно-документальная повесть о штурмане легендарного женского полка Герое Советского Союза ЕВГЕНИИ РУДНЕВОЙ

В записи принимают участие
ЕВДОКИЯ ДАВЫДОВНА БОЧАРОВА-БЕРШАНСКАЯ —
командир полка, гвардии подполковник
ИРИНА ВЯЧЕСЛАВОВНА РАКОБОЛЬСКАЯ —
начальник штаба
СЕРАФИМА ТАРАСОВНА AMOCOBA-TAPAHEHKO —
заместитель командира полка по летной части,
гвардии майор
РУФИНА СЕРГЕЕВНА ГАШЕВА —
штурман авиаэскадрильи, Герой Советского Союза
РАИСА ЕРМОЛАЕВНА АРОНОВА —
командир звена, штурман, Герой Советского Союза
ЕВДОКИЯ БОРИСОВНА ПАСЬКО —
Штурман эскадрильи, Герой Советского Союза
МАРИНА ПАВЛОВНА ЧЕЧНЕВА —
командир эскадрильи, Герой Советского Союза

В роли Жени Рудневой — О. Широкова
Артисты московских театров
Автор и режиссер А. Вилькин
Художник Л. Воробьева

«Небесные создания», «Наши Маруси», «Сестренки» — так ласково называли их боевые товарищи по оружью и друзья «Ночными ведьмами» окрестили их фашисты.
- Формировался полк исключительно из добровольцев - вспоминает командир полка, гвардии подполковник Евдокия Бершанская, — никто не мобилизовывал:
ЦК комсомола был завален письмами. По направлению ЦК комсомола и пришли девочки, все студентки высших учебных з¬ведений города Москвы. Полк был многонационален. А возраст — восемнадцать-двадцать лет... Так начинается радиопьеса А. Випькина «Пока стучит сердце», поставленная им на радио и посвященная Герою Советского Союза Евгении Рудневой. Перед нами произ¬ведение необычное, ибо суть его составляет по-новому найденное соединение подлинного документа и авторского вымысла, богатства актерской фантазии и строгой достоверно¬сти свидетелей-очевидцев. Евгения Руднева погибла в сорок четвёртом. Остались дневники, письма, тетрадка с любимыми ее стихами, о ней написаны книги...
До войны Женя училась в университете на астрономиче¬ском отделении. Была красивой веселой девушкой. Почему-то всем казалось, что ей нужно пойти «в артистки». А она любила небо и звезды, любила науку и свой университет. Но окончить учебу не дала война. Сначала бывших студен¬тов послали на трудовой фронт, а дальше каждый выбирал свою военную дорогу. Руднева стала боевой летчицей, штурманом женского полка ночных бомбардировщиков. В полку их было двести тридцать, и почти все так же молоды, как Женя... Враги их боялись.
— Когда только начиналась ночь и наш полк вылетал на боевое задание, то у них по радио раздавалась команда:
«АХтунг, ахтунг, внимание, внимание: в воздухе советские дамы, никому не выходить из укрытий!»
Бывали ночи, когда наши девушки выполняли по пятнадцать-двадцать боевых вылетов, и никто из нас шедших в полёт не думал о смерти...
Родные голоса подлинных участников событий, незаменяются голосами актеров, и слушатель постепенно погружается в атмосферу трудных военных лет. Им бы быть дома «играть в куклы». Но они не жаловались и домой не просились: достойно прошли всю войну до самого Берлина. Сейчас им, живым — за пятьдесят, и они могут улыбаться, когда вспоминают, как плакали, если их отстраняли от полета, как брали с собой в самолет котят не счастье, вышивали на портянках голубые незабудки «для красоты».
Раиса Ермолаевна Аронова, Герой Советского Союза вспоминает, как погибла Женя Руднева:
Когда подходили к цели, я видела как самолет попал, в луч прожектора. и вот вдруг вместо самолета (он глядится в луче прожектора таком маленькой серебристой птичкой), вместо этого самолета огромный огненный шар... Когда я вспоминаю о Жене Рудневой, в моих глазах всегда встает эта картина: страшная картина горящего самолета и образ Жени. Даже не образ, а ее глаза, одни глаза. Они у нее были прекрасные. Большие, голубые, мечтательные...
За несколько дней до ее гибели мы «сидели» на старте: была нелетная погода. Женя читала отрывки из «Витязя в тигровой шкуре» Шота Руставели. Мне запали в душу строчки этой поэмы, я помню их до сих пор:

Нужно жить во имя жизни,
За живущих жизнь отдать...

Женю Рудневу играет актриса Ольга Широкова. Как трудна для исполнительницы была эта роль — ведь рядом в студии находились те, кто знал настоящую Женю. И поэтому здесь нельзя было сфальшивить. Надо было быть Же¬ней, найти ту интонацию, ту правду, которые дают право созданному актрисой художественному образу находиться рядом с живыми героями, и в то же время суметь подняться до такого уровня обобщения, при котором жизнь Евгении Рудневой стала бы символом целого поколения. Нет, не случайно во многих письмах-откликах слушатели пишут: «вспомнил», «еще раз пережил»... Потому что, когда они были молоды, была война, и они думали и по¬ступали так же, как Женя: их волновали те же книги и фильмы. Они так же мечтали о мирной жизни, о любви.
...Последний полет. Минуту назад Женя говорила с подругой о фильме «Жди меня». И вот — бой, самолет охва¬чен пламенем. В эфире одинаково громко: звук падающей машины и голос Жени.
Она кричит: «Жди меня, и я вернусь. Только очень Жди…»
Они словно борются — жизнь и смерть. Голос все тише, гул самолета все громче. Он нарастает, обволакивает, и в нем тонут последние слова девушки: «Жди, когда других не ждут, позабыв вчера...» Оглушающий рев самолета, и
вдруг -— полная тишина...
...За живущих жизнь отдать!
Г. Сошникова