Мандельштам О - Стихотворения (Чит. М.Козаков, С. Юрский реж.А.Николаев зап.1986г.)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
ОСИП МАНДЕЛЬШТАМ
СТИХОТВОРЕНИЯ

Сторона 1
Автопортрет 1914
Звук осторожный к глухой... 1908
Только детские книги читать…1908
Нежнее нежного... 1909
Дано мне тело... 1909
Silentium! 1910
Сегодня дурной день... 1911
Отчего душа так певуча... I911
Я ненавижу свет... 1912
Образ твой, мучительный и зыбкий... 1912
Царское Село. 1912
Мне Тифлис горбатый снится... 1920, 1927
Кинематограф 1913
Импрессионизм. 23 мая 1932
Бах. 1913
Бессонница, Гомер. Тугие паруса... 1915
Петербургские строфы. 1913
На страшной высоте блуждающий огонь... 1918
В Петрололе прозрачном мы умрем... 1916
Жил Александр Герцович... 27 марта 1931
Я скажу тебе с последней прямотой... 2 марта 1931
Мы с тобой на кухне посидим… Январь 1931
Я вернулся а мой город... Декабрь 1930
За гремучую доблесть грядущих веков... 17-28 марта 1931 Довольно кукситься, бумаги в стол засунем...7 июня 1931
И Шуберт на воде... Январь 1934
Мой щегол, я голову закину... 9—27 декабря 1936
Я должен жить, хотя я дважды умер... Апрель 1935
Читает МИХАИЛ КОЗАКОВ

Сторона 2 — 26.00
Невыразимая печаль... 1909
Слух чуткий парус напрягает... 1910
Воздух пасмурный влажен и гулок... t1911
Trisfia/ 1918
За то, что я руки твои не сумел удержать…1920
Я наравне с другими... 1920
Я и хоровод теней... 1920
Я не увижу знаменитой «Федры»... 1915
Концерт на вокзале. 1921
Полночь в Москве... Май — 4 июне 1931
Голубые глаза и горячая лобная кость... 10 января 1934
Куда мне деться в этом январе? Январь- 1 февраля 1937 О, как мы любим лицемерить... Февраль 1932
Заблудился я в небе,— что делать!...19 марта 1937
Читает СЕРГЕЙ ЮРСКИЙ
Составитель А. Николаев
Звукорежиссер О. Лавренова. Редактор T, Тарковская

«НЕ ВОЛК Я ПО КРОВИ СВОЕЙ…»

О.Э. Мандельштам с благодарностью вспоминал поэтов-современников, вместе с которыми входил в литературу накануне первой мировой войны и Октября. Он называл имена Маяковско¬го, Хлебникова, Асеева, Вячеслава Иванова, Сологуба, Ахматовой, Пастернака, Гумилева. И добавлял: «Ведь они все русские поэты не на вчера, не на сегодня, а навсегда».
Таким поэтом — «не на вчера, не на сегодня» — был и сам Осил Эмильевич Мандельштам.
Он родился 3 (15) января 1891 года а Варшаве, в купеческой семье Учился в Петербурге. Первые стихи опубликовал а 1910 году. Свою поэтическую судьбу молодой Мандельштам связыва¬ет с акмеизмом, литературным движением 10-х годов нашего века. В 1913 году выходит в свет первая книга его стихов

Бессонница. Гомер. Тугие паруса.
Я Список кораблей прочел до середины…

И вот уже проплывают перед мысленном взором автора
названия древнегреческих, ахейских, судов, отправляющихся в поход против Трои, против тех, кто похитил красавицу Елену, жену спартанского царя Менелая. И оживает легенда, которой многие сотни лет.

И море, и Гомер — все движется любовью.
Кого же слушать мне? И вот Гомер молчит,
И мора черное, витийствуя, шумит
И с тяжким грохотом подводит к изголовью.

Гомер «молчит» и вместе с тем не молчит, море Гомера,
древний «поит», подходит к изголовью поэта — он и невообразимая старина как будто глядят друг другу в глаза.
«Я не увижу знаменитой «Федры»— восклицает поэт, сетуя, что опоздал родиться и не увидит постановки трагедии французского драматурга Расина. Однако он с такими живыми под¬робностями описывает «старинный многоярусный театр», «прокопченную высокую галерею», «свет оплывающих свечей», что снова на наших глазах происходит чудо поэтического рождения — мы словно видим знаменитую «Федру» на сцене.
Сложными были взаимоотношения поэта с современностью. Не так-то просто было ему рассказать, говоря словами Мая¬ковского, о времени и о себе. То он восклицает: «Нет, никогда, ничей я не был современник…», то, наоборот, убежденно утверждает:

Пора вам знать: я тоже современник —
Я человек эпохи Москвошвея,
Смотрите, как на мне топорщится пиджак,
Как я ступать и говорить умею!
Попробуйте меня от века оторвать,—
Ручаюсь вам, себе свернете шею!
(«Полночь в Москве...»)

Стихотворение «За гремучую доблесть грядущих веков...» одно из лучших в наследии Мандельштама, может быть названо его поэтическим завещанием. Отвергая все мрачное, крова¬вое, все «волчье», он говорит о «высоком племени людей», о той человечности, которая ни с каким хищничеством не совместима.

Уведи меня я ночь, где течет Енисей
И сосна до звезды достает,
Потому что не волк я по крови своей
И меня только равный убьет.

Настоящий поэт говорит не только «во весь голос» — его лирика удивляет и радует своим разноголосием. В стихах Ман¬дельштама то слышится горькое сетование на неприкаянность, на глухое одиночество, не разделенное ни с другом, ни с читателем, то звучит тонкая, язвительная ирония над «бреднями» жизни, то беспокойное желание скрыться от невзгод, уехать туда, «где бы нас никто не отыскал». Но как ни велико отчаяние — поэт больше его. Вставая над обидами и бедами, выпрямляясь во весь свой поэтический рост, Мандельштам славит «высокое племя людей», утверждает долговечность поэзии —современницы «грядущих веков».

В одной из своих работ, увидевшей свет уже после смерти поэта, он так пишет о силе и могуществе лоэзии: «Здесь дрожащая компасная стрелка не только потакает магнитной буре, но и сама ее делает». Истинная поэзия, говорит Мандельштам, не только отражает бурю, но и сама ее вызывает, потрясая сердца читателей и слушателей. Таковы лучшие стихи самого Мандельштама, поэта, говоря его словами , не только на вчера и на сегодня.
З. Паперный