Сыны свободы - декабристы (Литературно-документальная композиция)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

СЫНЫ СВОБОДЫ

К 150-летию восстания декабристов
Литературно-документальная композиция

Ю. Тынянов
Кюхля
Фрагменты романа
Читает Д. Журавлев

Н. Эйдельман
ДОКУМЕНТЫ РАССКАЗЫВАЮТ
Читает А. Кутепов

Составитель О. М. Итина

«Дворяне дали России Биронов и Аракчее¬вых, бесчисленное количество «пьяных офицеров, забияк, картежных игроков, героев ярмарок, псарей, драчунов, секунов, серальников», да прекраснодушных Маниловых. «И между ними, — писал Герцен, — развились люди 14 декабря, фаланга героев, выкормленных, как Ромул и Рем, молоком ди¬кого зверя... Это какие-то богатыри, кован¬ные из чистой стали с головы до ног, воины-сподвижники, вышедшие сознательно на явную гибель, чтобы разбудить к новой жизни молодое поколение и очистить детей, рожденных в среде палачества и раболепия».
В. И. Ленин

В начале XIX столетия на огром¬ных пространствах Российской им¬перии от Немана до Тихого океана и от Таймыра до Кавказа жило около 40 миллионов человек, из которых каждый второй именовался — крепостной господина такого-то или человек госпожи такой-то.
Не меньше десяти рублей — такая крупная по тем временам сумма — ежегодно отбиралась у каждой крепостной души, а затем, складываясь с различными государственными податями, налогами, умножаясь на сотни, тысячи, миллионы этих душ, превращалась в столичные особняки, уютные усадьбы, ежедневные обеды графа Строганова, на которые уходило рублей по 400, бриллиантовые пугови¬цы, эфес и пряжки князя Безбо¬родая, 100000 свечей, отражавшихся в зеркалах лучшей бальной залы, великолепные коллекции книг и рукописей, фантастические охот¬ничьи выезды, изысканные творения художников, резчиков, скульп¬торов.
В этих-то домах, особняках, усадьбах и появились на свет в последние годы XVIII и первые годы XIX веков несколько сот мальчиков, которые росли и учились, еще не ведая, что быть им декабристами.
Из детских и классных комнат дворянских домов начинались разные, далеко расходившиеся пути: один вел в революцию, к виселицам, сибирским рудникам, другой — к чинам, орденам, имениям... Так появлялись «Муравьевы вешающие» и «Муравьевы повешенные». Михаил Орлов стал декабристом, его родной брат Алексей — шефом жандармов.
«Редкая губерния, — замечает академик М. В. Нечкина, — не дала своего обитателя в движение де¬кабристов». Среди них много пе¬тербуржцев — Рылеев, Бестужевы... Немало москвичей: Фонвизины, Муравьевы, Оболенский, Бесту¬жев-Рюмин... Со Смоленской губернией связаны Пестель, Якушкин, Каховский, Кюхельбекер. Несколько человек «представляют» Поволжье: Ивашев, Николай Тур¬генев. Из Сибири —Батеньков, из Прибалтики— Розен, из Белоруссии — Корнилович, Горбачевский. Богато представлена Украина: Му¬равьевы-Апостолы, Давыдов, братья Борисовы, Сухинов... В целом в декабристском движении «географически» представлена вся Россия.
Всюду проникал, по выражению Гавриила Батенькова, «общий дух жизни». От великого взрыва, начавшегося в Париже 14 июля 1789 года, сотрясся весь мир, слетали короны, распадались империи, трещали тысячелетние феодальные цепи. Несколько десятков государств объявили в 1792 и 1793 годах войну революционной Франции, но армии свободных санкюлотов, то есть в буквальном переводе «голоштанников», громили любых противников.