Шедевры мировой поэзии - Из японской классической поэзии (чит.Е.Габец,В.Симонов, А.Пономарев.,Д.Писаренко реж.Е.Резникова запись 1987г.)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
из японской КЛАССИЧЕСКОЙ ПОЭЗИИ
(из серии «Шедевры мировой поэзии)
Сторона 1— 26,00
ИЗ НАРОДНОЙ ПОЭЗИИ
Е. Габец

КАКИНОМОТО-НО ХИТОМАРО
(конец VII — начало VIII в.) Д. Писаренко
ЯМАБЭ-НО АКИХИТО (первая половина VIII в).
Симонов, В. Габец
ЯМАНОУЭ-НО ОКУРА (659 — 733) А. Пономарев
ОТОМО-НО ТАБИТО (665 — 731) А. Пономарев
ОТОМО-НО ЯКАМОТИ (718 — 785) Д. Писаренко, В. Симонов
Переводы А. Глускиной
АРИВАРА-НО НАРИХИРА (825 — 880) Д. Писаренко
СУГАВАРА-НО МИТИДЗАНЭ (845 — 903) В. Симонов
Переводы В. Марковой
ОНО-НО КОМАТИ (2-я половина IX в.)
Перевод В. Сановича.. Е. Габец
КИ-НО ЦУРАЮКИ (ок. 868 — 946)
Перевод В. Марковой Д. Писаренко
ОСИКОТИ-НО МИЦУНЭ (нач. X в.)
Перевод В. Сановича. А. Пономарев
МИБУ-НО ТАДАМИНЭ (860 — 920?)
Перевод В. Марковой В. Симонов
СОНЭ-НО ЁСИТАДА (X в.) Д. Писаренко
ИДЗУМИ СИКИБУ (ок. 976 — ?) |Е.. Габец
Переводы В. Сановича
МУРАСАКИ-СИКИБУ (конец X — начало XI в).
Переводы В. Сановича (1), В. Марковой (2, 3) Е.Габец
НОИН-ХОСИ (988 — 1050)
Перевод В. Марковой A.Пономарев
ФУДЗИВАРА НО ТОСИНАРИ (1114 — 1204)
Перевод В. Сановича B. Симонов
САЙГЕ (1118 — 1190)
Перевод В. Марковой
Д. Писаренко, А. Пономарев, Е. Габец, В. Симонов

Сторона 2 — 25.27
САЙГЕ (окончание)
А. Пономарев, Д. Писаренко, В. Симонов, Е. Габец
ФУДЗИВАРА-НО САДАИЭ (1162 — 1241)
А. Пономарев, В. Симонов
СИКИСИ НАЙСИННО (11517— 1201) Е. Габец
МИНАМОТО-НО САНЭТОМО (1192 — 1219) Д. Писаренко
СЁТЭЦУ (1381 — 1459) В. Симонов
БАСЕ (1644— 1694)
А. Пономарев, В. Симонов, Е. Габец, Д. Писаренко
КЁРАЙ (1651 — 1704) А. Пономарев
РАНСЭЦУ (1654— 1707) Е. Габец
КИКАКУ (1661 — 1707) Д. Писаренко
ДЗЁСО (1662 — 1704) A. Пономарев
БУСОН (1716 — 1783)
B.Симонов, Д. Писаренко, Е. Габец, A.Пономарев
ИССА (1768 — 1827)
B.Симонов, Е. Габец, Д. Писаренко,А. Пономарев
Переводы В. Марковой

Звучит японская старинная музыка «Гагаку»
Составитель В. Санович. Режиссер Е. Резникова
Звукорежиссер Л. Должников. Редактор Т. Тарновская



На этой пластинке звучат пятистишия — танка и трехстишия — хокку японских лирических поэтов. Жили они в разное время, у каждого была своя судьба и свой неповторимый голос.
Короткое стихотворение (всего несколько слов) способно стать мощным конденсатором мысли и чувства. Каждое стихотворение — маленькая поэма. Она зовет вдуматься, вчувствоваться, отворить внутреннее зрение и внутренний слух. Многое недосказано, не¬договорено, чтобы дать простор воображению.
В японской поэтике бытует термин «послечувствование». Глубо¬кий отзвук, рожденный танка или хокку, затихает не сразу. Чувство, сжатое, как пружина, раскрывается, образ, набросанный двумя -тремя штрихами, возникает в своей изначальной цельности. Способ¬ность будить воображение — одно из главных свойств японской лирики малых форм.
Танка, буквально «короткая песня», зародилась в недрах народ¬ного мелоса в глубокой древности. Ее до сих пор читают на¬певно, следуя определенной мелодии»
Танка — долгожитель в мире поэзии. Ее внутренняя структура наделена такой емкостью и пластичностью, что в предельно узких рамках может вмещать в себя самые разнообразные картины при¬роды и жизни человека в их нерасторжимой связи.
Одна из больших тем японской лирики — времена года. Вся жизнь человека была изначально связана с природой, грозной и прекрасной. Согласно древним верованиям, она представлялась одухотворенной. Всюду слышались поющие голоса природы.
Вторая большая тема классической поэзии — песни любви и раз¬луки. В эпоху общинно-родового строя жена жила в доме роди¬телей. Покидая ее на рассвете, муж слагал песню любовной раз¬луки, а жена «ответную песню». Так рождалась поэтическая пере¬кличка, традиционный обмен стихами.
Танка заключает в себе элемент импровизации, поэтического наития, она словно сама рождается на гребне эмоции. Но каждое слово на счету, и поэтому очень важна символика — «язык чувств». Тоска разлуки ассоциируется с влажным от слез рукавом. Обле¬тающие вишни, пена на волнах говорят о непрочности, эфемер¬ности бытия. Слезы преображаются в жемчуг. Луна будит воспо¬минания, а в высоком плане она — символ чистоты, свет истины. Танка содержит множество постоянных поэтических эпитетов, устойчивых метафор.
Богата и многоцветна первая поэтическая антология «Манъёсю» («Собрание мириад листьев», V1IJ в.). В ней собраны не только пятистишия — танка, но и так называемые «длинные песни». Ли¬тературная поэзия необычайной красоты и совершенства соседст¬вует с фольклорной песней безымянных авторов. Еще не совсем забыты времена, когда поэзия была достоянием всего народа. Первозданная мощь, глубина чувств, искренность и простота с такой полнотой выражены в антологии «Манъёсю», что в будущем она не раз послужила источником вдохновения. Позже в хэйанскую эпоху (IХ — XII вв.), были созданы нор¬мативные каноны утонченно-изящной куртуазной поэзии. В столице Хэйан (ныне Киото) придворные аристократы видели смысл жиз¬ни в изяществе, блеске, великолепии. Все известные тогда виды искусства достигли большой высоты. Велико было влияние более древних и развитых континентальных культур — Индии, Китая, Ко¬реи. Тогда же сложился и достиг полной зрелости классический стиль в искусстве. Танка стала принадлежность» придворного быта.
Особой славой пользовалась антология «Кокинсю» («Собрание старых и новых песен», 905 г.). Двадцать ее свитков заучива¬лись наизусть и служили непререкаемым каноном для будущих поэтов.
В XII веке кровавые междоусобицы разрушили прекрасную, но хрупкую хэйанскую культуру. Власть захватили военные феодалы. Последняя из трех великих антологий — «Синкокинсю»(«Новая Кокинсю», 1205 г.) проникнута тоской по прошлому. На смену красивой печали пришло трагическое мироощущение.
Замечательные поэты Сайге, Саданэ, поэтесса Сикиси Найсинно жили а смутное время (XII — XIII вв.).
Книга стихов Сайге «Горная хижина» прославлена в японской поэзии. «Сайге творил стихи, а другие их сочиняли»,— сказал о нем поэт Садаиэ. Поэзия Сайге ясна и проста, но вмешает в себе сложный и противоречивый мир чувств. Натура страстная, мятущаяся, он стремился к спокойному созерцанию, но понял, что это невозможно.
В стихах поэтессы Сикиси Найсинно, очень непосредственных, очень «личных», слышатся ноты обреченности и отчаяния.
Садаиэ довел классическую танку до высокого совершенства, сохранив её светлую гармонию.
К началу XVII века в Японии зародился новый лирический жанр — трехстишие, хокку. Исторически это первая строфа танка, обретшая самостоятельное бытие. Хокку шутливого типа, где 6ил струей сочный юмор, очень нравились горожанам. Со временем хокку стало традиционным жанром лирики. В хокку — три стиха т.е. лишь несколько слов. Поэтому хокку, как и танка, надо домыслить, дать волю воображению. Хокку - лирика природы, тема любви совершенно исключалась.
Много прекрасных, наделенных глубоким смыслом трехстиший создал великий поэт Мацуо Басе (XVII в.). По происхождению самурай, Басе оставил службу у феодала и как некогда Сайге, предпочел жизнь нищего поэта-странника.
Хокку Басе — шедевры японской поэзии — наделены большой глубиной, которая открывается не сразу: она словно где-то за поворотом дороги, к ней надо идти. Поэзия Басе — целый мир проникновенных раздумий и острых жизненных наблюдений. Уче¬ники его школы (Кикаку, Керай, Дзёсо, Рансэцу, Бонте и дру¬гие) тоже умели подметить изюминку необычного в самом, казалось бы. обычном, давно примелькавшемся. Но. конечно, школа Басе лишь одна из ветвей хокку.
Поэт романтического склада и талантливый художник Бусон (XVIII в.) расширил тематику хокку. Он любил острые ситуа¬ции, легендарные образы и в то же время умел сказать простые, от сердца идущие слова.
В конце XVIII — начале XIX века ковку чутко отзывается на новые веяния времени. В печальной, а иногда остросатирнческой поэзии гуманиста Исса звучат явственные антифеодальные ноты. Знаменито стихотворение Исса об улитке, которая от подножия Фудзи должна доползти до вершины. Это иносказание с социаль~ ным подтекстом. Исса наравне с Басе и Бусоном считают вели¬чайшим поэтом хокку.
Трехстишие — хокку и в наши дни не потеряло своего творческого потенциала. Рядом течёт большая река новой поэзии.
В. МАРКОВА
предисловие к книге «Зимняя луна»