Герасимов Олег - Баба - Перепилиха (инсц. по мотивам северных нар. сказок)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

ОЛЕГ ГЕРАСИМОВ

БАБА-ПЕРЕПИЛИХА
Инсценировка по мотивам северных русских народных сказок


Действующие лица и исполнители:

ВЕДУЩИЙ, ВАНЯ — В. ЗОЛОТУХИН
БАБА-ПЕРЕПИЛИХА — К. РУМЯНОВА

В. ФЕОКТИСТОВ, балалайка
Режиссер О. Герасимов
Звукорежиссер Ю.Стальник.
Редактор Е. Лозинская

Мир русской сказки широк и многообразен. Все мы любим ее, все знаем. Василиса Прекрасная, Аленушка с братцем Иванушкой, Емеля на своей печи и многие, многие другие герои замечательных сказок, рожденные талантом целого народа, его душой, его сердцем, — всегда с нами.
В разных краях нашей необъятной земли рождалась и пускалась в вечное странствие по белу свету русская народная сказка.
Особняком в мире русской сказки стоит сказка северная, поморская. Северяне, поморы, жившие на берегу студеного Бе¬лого моря, в тех краях, откуда великий Михайло Ломоносов пришел пешком в Москву, жили обособленно, потаенно и сказки свои оставляли при себе.
Туда бежали от царя, от помещиков-крепостников, от попов самые бесстрашные, самостоятельные русские мужики. Приходили они в те глухие углы, необжитые края, крепко строились, селились прочно — избы ставили двухэтажные! И по нынешним временам не маленькие! Такой дом и избой-то не назовешь. Суровый климат, долгая зима, обильные снега заставляли и дом, и сараи, и хозяйственный двор покрывать одной крышей. Ох, крепко жили эти мужики! Все, что им нужно, сами делали для себя. И сказки — тоже. Самостоятельные. Долгими зимними вечерами, когда все де¬ле переделаны, в печке трещат дрова, а за окном веет, налетев с Ледовитого океана, свирепая вьюга, рассказывались эти сказки. И потому, наверное, что жили в тех местах так обособленно, а видели много (ведь ле¬том уходили поморы далеко в моря за рыбой, нанимались матросами на торговые корабли, ходили и за границу), северные сказки жили и рождались до самых недав¬них пор, и те впечатления, о которых, вернувшись из-за моря, рассказывал домашним помор, оживали в этой сказке вновь. Потому многие северные сказки на редкость современны.
Лукавый мужик был помор, озорной. Умел заметить смешное и в себе самом, и в соседях своих, умея над этим посмеяться. Умел он видеть и грустное, и то, как смешное и грустное в жизни тех суровых краев порой перепутывается, а то и престо меняется местами. Но никогда не терял он надежды, привычный ко всему, все умеющий сделать сам — и дом срубить, и море переплыть, и сказку сложить!
Когда будете слушать эту сказку, помните об этом, — тогда вам будет понятнее, почему не растерялся Ваня Пониткин в том смешном и грустном положении, в которое он попал!
О. Герасимов