Носов Е - Усвятские шлемоносцы (ЦТСА, сц. А.Шерель, реж. А.Вилькин, 1980

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Усвятские шлемоносцыpi
Год выпуска: 1980
Автор: Евгений Носов
Сценарий — Александр Шерель.

Исполнитель: От автора — Александр Вилькин
Селиван Степанович — Пётр Вишняков
Касьян Рукавицын — Константин Захаров
Наталья, его жена — Алина Покровская
их дети: Сергей — Гена Тишков, Митька — Петя Чубаров
Мать Касьяна — Антонина Богданова
Матвей Лобов — Алексей Крыченков
Марья Лобова, его жена — Ольга Дзисько
Антонина, их дочь — Людмила Богомолова
Давыдко Витой — Виталий Ованесов
Нюрка Витая, его жена — Валентина Савельева
Алексей Махотин — Валерий Баринов
Степанида Махотина, его жена — Екатерина Кудрявцева
Махотиха, его мать — Галина Морачева
Пашка — Владимир Бурлаков
Марья Кулиничева — Алла Котельникова
Прохор Иванович, председатель колхоза — Алексей Миронов
Николай Зяблов — Андрей Майоров
Кузьма Недригайлов — Михаил Еремеев
Афоня — Леонид Персиянинов
Александр Козлов, лейтенант — Алексей Инжеватов
Чибисов Иван Иванович — Виктор Штернберг.

Описание: Односельчане деревушки Усвяты мечтали о близких счастливых днях: кто надеялся, что завтра повесят радио и хлопотал о столбе возле своего дома; кто посматривал на землю и думал о завтрашнем урожае; где-то ждали рождения третьего ребенка. Но пришла война и мужчины ушли защищать свою землю...

Большой успех имела повесть "Усвятские шлемоносцы" (1980); в 1986 под этим названием выходит его сборник повестей и рассказов.
В повести Евгения Носова "Усвятские шлемоносцы" выпукло и мощно описана неожиданность нагрянувшей войны, бессердечная тяжесть беды от фашистского нашествия, навалившаяся на мужчин и женщин, стариков и детей. В имени "Касьян" открывается вдруг некое историческое прорицание, давняя готовность и привычка. Имя это в коренном смысле кажется герою странно несовместимым с тем, как он себя понимает. Якобы заключенная в имени фатальность отвергается здоровым крестьянским сознанием как скрытый подвох. Евгений Носов показывает, что никакая патриотическая риторика не может ослабить силу этого удара.
Размышляя над тем, почему так долго нация помнит войну, он ненавязчиво подводит к выводу, что коварство и беспощадность врага не только воздействуют на массовое сознание, но до основания потрясают человеческий дух. Тем разительнее и несомненнее эпическая панорама, открывающаяся в конце повести: облака плывут над проселками, а к сборному пункту движутся колонны мобилизованных: усвятские идут, "никольские пробегли да хуторские", ситнянские мужики шагают, ставские, и, кажется, нет им конца - воспряла вся Россия, люди русские готовы защитить себя и близких.