Толстой А.Н - Черная пятница (чит. Авангард Леонтьев)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
_______
(фрагмент)

В семейном пансионе вдовы коммерции советника фрау Штуле
произошло незначительное на первый взгляд событие: за столом
появился новый пансионер - плотный, большого роста, громо­
гласный человек.
Он шумно ел, выпил шесть полубутылок пива. Он хохотал,
рассказывая племяннице фрау Штуле фрейлейн Хильде пресмеш­
ные "вицы", во рту у него блестели два ряда крепких зубов из
чистого золота.
Он сообщил соседкам справа, Анне Осиповне Зайцевой и доче­
ри ее Соне, о последних парижских модах: черный цвет, короткую
юбку - долой, носят только полосатое, черное с красным. (У Сони
стало сползать платье, оголяя роскошное плечо, на котором она
поминутно поправляла бретельки.)
Он поговорил коротко и веско с соседом слева, Павлом Павло­
вичем Убейко, полковником, о хороших делах с печатной бума­
гой.
Он налил две рюмочки ликеру "Кюрасао Канторовиц" и выпил
с напротив сидящим японцем Котомарой за самую твердую из
валют - японскую иену. (Котомара открыл желтые, в беспорядке
торчащие зубы и сощурился под круглыми очками.)
Он обещался выпить полдюжины шампанского в кабаре "Забу­
бенная головушка", где служил сидевший рядом с японцем озлоб­
ленный актер Семенов-второй.
Он неожиданно и громко похвалил обедавшего за тем же сто­
лом писателя Картошина: "Вся эмиграция очарована вашим чуд­
ным русским языком, господин Картошин". (Это вогнало Карто­
шина в густую краску; потупившись, он принялся наливать себе
пива, у него покраснела даже рука.)
Он обратился бы также и к другим пансионерам фрау Штуле,
если бы не дальность стола. Он говорил по-немецки и по-русски.
Засопев, обгрыз и закурил сигару в два пальца толщины. Он был
брит, совершенно лыс и подвижен. Его звали Адольф Задер.
После обеда часть общества перешла в уютный уголок, отде­
ленный аркою от столовой. Там, за кофе и ликером, Адольф Задер
рассказал Анне Осиповне Зайцевой и дочери ее Соне свою первую
автобиографию.
- Я родился в лучшей семье в городе Кюстрине, - так начал
Адольф Задер, плотно глядя на Сонины плечи, - мои почтенные
родители прочили меня к коммерческой деятельности. Но я был
озорной парнишка. Младший сын герцога Гессенского был мой
ближайший друг............