Глоба А. - Пушкин - (исп.: Вс.Якут, В.Андреев, Е.Урусова, С.Гушанский, С.Корчагин, Н.Шишов, А.Васильев, С.Павлова, и др.), (полн. верс.), (Зап.: 30.05.1963г.)

 
Радиокомпозиция спектакля Московского драматического театра им. М. Ермоловой по одноимённой пьесе советского драматурга Андрея Глобы в постановке Виктора Комиссаржевского. Премьера спектакля состоялась на сцене театра «5» декабря 1949 года.

«Пушкин» - Пьеса (Трагедия в 4-х актах), 1937 год.

О последних днях жизни русского поэта Александра Сергеевича Пушкина.

Андрей Павлович Глоба (14 (26) февраля 1888г., Ромны, Полтавская губ. - 9 февраля 1964г., г. Москва) - русский советский писатель, поэт, драматург. Начал печататься с 1915 года. Широкой известностью пользовалась пьеса Глобы «Пушкин», посвященная последним дням жизни поэта. Глобе также принадлежат драматические сцены «День смерти Марата» (1920), трагедия «Фамарь», водевиль «Любовь, бакалавр и подмастерье сапожного цеха» (1923), комедия «Венчание Хьюга» (1924), трагедия-фарс «Пётр-Первый» (1929) и др. Выступал также как переводчик. В советских театрах в переработке Глобы шла знаменитая пьеса китайского драматурга Ван Шифу «Западный флигель» под названием «Пролитая чаша». Переводил также поэзию Г. Абашидзе, И.-В. Гёте, Г. Гейне, и др.
_________________________

Вступительное слово - Марина Багдасарян.
_________________________

Действующие лица и исполнители:
Александр Пушкин, поэт - Всеволод С. Якут;
Жорж Дантес - Владимир А. Андреев;
Загряжская, старая графиня - Княжна Евдокия (Эда) Юрьевна Уру́сова;
Василий Жуковский - Семён Х. Гушанский;
Николай I - Серафим Корчагин;
Пётр Вяземский, друг поэта - Николай И. Шишов;
Брюллов - Александр Г. Васильев;
Наталия Николаевна Пушкина, жена поэта - Софья А. Павлова;
Азинька (Александра Николаевна), средняя сестра - Электрина И. Корнеева;
Коко (Екатерина Николаевна), старшая сестра - Вероника В. Полонская;
Никита Козлов, камердинер Пушкина - Серафим А. Зайцев;
Граф Александр Бенкендорф, шеф жандаромов - Иван И. Соловьёв;
Барон де Геккерн, нидерландский посланник - Николай А. Бриллинг;
Князь Долгоруков - Иван И. Беспалов;
Князь Трубецкой - Павел В. Махотин;
Виконт д’Аршиак - Владимир А. Бамдасов;
Константин Данзас, друг поэта - Константин И. Федотов;
Графиня Нессельроде, жена министра - Елена Г. Ермакова;
Молодой человек - Павел А. Шальнов;
Адъютант графа Бенкендорфа - Виталий Н. Балагуров;
1-й сановник - Николай С. Толкачёв;
2-й сановник - Павел А. Шальнов;
1-я дама - Людмила В. Маркелия;
2-я дама - Вера Левит;
3-я дама - Зинаида М. Захарова;
4-я дама - Прасковья А. Рыбникова;
1-й кавалергард - Владимир П. Васильев;
2-й кавалергард - Георгий Г. Лехциев;
3-й кавалергард - Игорь Я. Косухин;
4-й кавалергард - Виктор И. Щеглов.

Постановка (театр) - Виктор Г. Комиссаржевский.
Помощник режиссёра (театр) - Н. Чернышов.
Режиссёр (радио) - Александр Платонов.
Звукорежиссёры - . Эгерт, . Рымаренко.
Редактор - . Рыбасова.
Композитор - Виктор А. Оранский.
Оркестр театра п/у Я. Кирснера.

Иллюстрации:
А.Глоба
В.Якут (в роли Александра Пушкина)

P.S.:

- из воспоминаний Всеволода Якут - «Мой мир-театр» - «...Есть роли, которые проходят, не оставляя глубокого следа ни в сердце их создателя, ни в памяти зрителя. Есть роли, которые долго еще напоминают о себе в творчестве актёра. А есть роли, к которым, кажется, мы готовимся всю жизнь, как к большому и очень личному событию, свершению. Такие актёрские работы обычно называют этапными. Вероятно, так оно и есть. Такой этапной в моей творческой биографии стала работа над образом Пушкина. Мне кажется, что все роли, все спектакли, сыгранные мною ранее, были как бы подготовкой к этому образу, а вся моя последующая работа в течение многих лет находилась под мощным его влиянием. В работе над этим образом многое из того, что я знал, открылось мне заново. ...Работа над "Пушкиным" продолжалась в течение целого года. Наконец наступил день премьеры. Я ужасно волновался, ничего не понимал, не чувствовал, кроме ужаса, всё забыл. Собирал всю свою волю, чтобы освободиться от этого состояния, и не мог. Все с волнением ждали, когда я буду готов начать спектакль, а я цепенел от одной мысли, что надо выйти на сцену. И вдруг я ощутил какое-то странное в этой ситуации, абсолютное спокойствие, я подумал: „А чего я, собственно говоря, боюсь ? Ведь я же Пушкин ! Нет, я не должен прятаться, таиться.“ - Давайте занавес ! - сказал я. Занавес дали, и я вышел на сцену.»