Дудин Михаил - Стихотворения (чит.автор1984 г)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
ЧИТАЕТ АВТОР

Есть в поэзии Михаила Дудина образ, который пронизывает все творчество поэта. Это образ дороги, берущей свой исток в срединной России, на Ивановщине, в деревне Клевнево, где он родился. Годы все больше отделяют поэта от этого родника, но тем острее, зримее воспоминания о доме, студеной речке Молохте, одинокой сосне, стоящей на берегу, о сельском погосте, где похоронена мать. От этого истока — певучая дудинская речь, его верная и сокровенная любовь к русской природе, которая врачевала от всех потрясений, ран и утрат в годы Великой Отечественной воны, позволяла увидеть землянику, цветущую на минном поле, услышать песню жаворонка в перерыве между боями. Тропки детства, проложенные по родным ивановским краям, сменятся волею судьбы «солдатским праведным путем», который проляжет через жесткие снега Карелии, пройдет по трагическому и торжественному блокадному Ленинграду, городу, с которым поэт свяжет всю свою жизнь. Это чувство пути как судьбы все время дает о себе знать в военной и послевоенной лирике М. Дудина. Для Михаила Дудина поэт — «часовой кровавых переправ в грядущее», прислушивающийся к «сигналу тревоги», когда «снова позабытая. дорога, стряхнув сугробы, кинется к тебе». С новой силой мотив дороги прозвучит в 60-е годы, когда М. Дудин, как и его сверстники, поэты фронтового призыва, вновь напряженно задумаются о грозовом военном опыте, ощутив отгремевшую войну как главное событие в своей жизни, осознав свою причастность к мощному и драматическому хору истории. В эту пору образ дороги приобретает у Дудина особую емкость — Дорога Жизни как человеческая судьба, Дорога жизни как легендарный ладожский путь, по которому движется наша планета. Вместе с тем, в лирике Дудина 60—70-х годов наряду с то и дело заявляющей о себе темой дороги, «солдатского праведного пути» все настой¬чивей и громче начинает звучать мотив памяти: «Не знаю что — судьба или подкова хранит меня в плену земных забот? И в смертный час я не умру, а снова вернусь обратно в сорок первый год». Верность памяти, о которой столь часто говорится в сегодняшней поэзии Дудина, не есть меланхолическое состояние человека, ушедшего от злобы дня, треволнении современного мира. Память, по убеждению поэта, есть категория нравственная. Она — «избавление от повторения ошибок. Забвение катастрофично». О ее власти — многие стихи последних десятилетий: «Вдогонку уплывающей по Неве льдине», «Да я солдат. Завидуй мне, дивись...», «Мой Пегас», «Я прожил жизнь одиноко». Впрочем, перечислять можно долго, потому что по признанию самого Дудина, память есть «почва для стихов»: «Песни на шрамах вчерашних как дикий татарник растет.
Память для Дудина – категория нравственная и гражданская, потому что заставляет сердцем принимать «боль времен» и делать её «собственною болью», бороться за мир. За вечность голубого неба над нашей планетой. Этому отдает свои силы поэт, публицист Михаил Александрович Дудин.
Владимир Лавров