О панике в Москве 16 октября 1941 года и попадании бомбы в Большой театр 21 октября 1941 года вспоминает бывший юный рабочий Г.В.Решетин

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
С известием о начале Великой Отечественной войны в Москве было объявлено "угрожаемое" положение. Город подчинился законам военного времени: уличное освещение отключали, резко снизился накал электрических лампочек, окна домов и витрины магазинов затянули плотной тканью и бумагой, на автомобильные фары поставили специальные сетки-заслонки. С 27 июня в городе был введен комендантский час.
Опрометчивая фраза «Раздайте продукты бесплатно», по логике вещей означавшая, что «город будет сдан», мгновенно разошлась по всем районам Москвы и породила волну панического страха. Встал общественный транспорт, включая метро. Простых людей от немедленного бегства сдерживал лишь тот факт, что именно в эти дни на предприятиях раздавали зарплату. Толпы москвичей громили магазины, склады, грабили друг друга, было зафиксировано даже несколько стихийных еврейских погромов. Но самыми отъявленными грабителями и паникерами оказались те, кто должен был все это предотвратить: «Помощник директора завода «Точизмеритель» им. Молотова Рыгин, нагрузив машину большим количеством продуктов питания, пытался уехать с заводской территории. Однако по пути был задержан и избит рабочими».
Более или менее справиться с паникой, охватившей столицу, удалось только к 20 октября, когда председатель Моссовета Василий Пронин официально объявил об осадном положении и комендантском часе, а милиции и патрулям армии и НКВД были даны соответствующие полномочия. Говорят, именно Пронину пришла в голову идея развесить по городу огромные афиши с портретом Любови Орловой и анонсом ее предстоящих выступлений в Москве. Разумеется, это была не главная причина того, что паника в городе прекратилась, но многих граждан такое объявление успокоило: ведь если назначены концерты, то, стало быть, положение не настолько ужасное… А 18 октября было принято решение об открытии в Москве в ближайшие два дня двухсот магазинов и павильонов по продаже хлеба и продовольственных товаров. В газетах печатали сообщения о привлечении к уголовной ответственности руководителей предприятий, проявивших малодушие и самовольно оставивших вверенные им посты, расхищавших государственное имущество, проводивших "контрреволюционную агитацию", и о том, что многие из них приговорены к расстрелу. 19 октября решением ГКО в Москве и прилегающих к ней районах было введено осадное положение. С 21 октября на улицах и площадях Москвы началось сооружение баррикад и огневых точек. Возобновляли работу московские предприятия. "В городе стало спокойно, - записала 24 октября в дневнике А.Г.Дрейзер.
Дух москвичей подняла трансляция 6 ноября речи И.В.Сталина на торжественном заседании, посвященном XXIV годовщине Октябрьской революции. "Только что сейчас прослушала речь Сталина по радио. Прекрасная речь... "Москву не сдадим".

7 ноября, несмотря на метель с порывами ледяного ветра, на Красной площади в Москве состоялся ежегодный парад войск.

http://www.trizna.ru/forum/viewtopic.php?f=4&t=5926