Константин Симонов - читает стихи

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

КОНСТАНТИН СИМОНОВ
Стихотворения

ОДНОПОЛЧАНЕ
ТЫ ГОВОРИЛА МНЕ «ЛЮБЛЮ»
СЛОВНО СМОТРИШЬ В БИНОКЛЬ ПЕРЕВЕРНУТЫЙ МАЙОР ПРИВЕЗ МАЛЬЧИШКУ НА ЛАФЕТЕ
ЖДИ МЕНЯ, И Я ВЕРНУСЬ
Я НЕ ПОМНЮ, СУТКИ ИЛИ ДЕСЯТЬ
ЕСЛИ БОГ НАС СВОИМ МОГУЩЕСТВОМ
НАД ЧЕРНЫМ НОСОМ НАШЕЙ СУБМАРИНЫ
В ДОМОТКАНОМ ДЕРЕВЯННОМ ГОРОДКЕ
ФЛЯГА
ХОЗЯЙКА ДОМА
ЕСЛИ ДОРОГ ТЕБЕ ТВОЙ ДОМ
ДОМ В ВЯЗЬМЕ
НЕ ТОЙ, ЧТО ИЗ СКАЗОК
Читает автор

Константин Симонов — писатель завидной жадности к творческому труду. Вряд ли есть такой жанр литературы и журналистики, какой бы он не освоил. Прозаик, публицист, критик, Драматург, поэт – Симонов одинаково преуспел в каждом из них.
В 55-60-е годы мы знакомимся с Симоновым прозаиком – автором эпопеи о Великой Отечественной войне. Романы «Живые и мертвые», «Солдатами не рождаются», «Последнее лето» -крупные этапные произведения. Они написаны с высоты нашего исторического опыта.
Симонов 30—40-х годов — это прежде всего – поэт. Поэт необыкновенно популярный. О современности «сиюминутности» выражения времени в стихах Симонова писали много. Но не это главное. Уже был Вл. Маяковский. О лирическом дневнике «С тобой и без тебя» говорили, что Симонов внес в любовную лирику элементы интимности. Но и это не было исключительным достоинством.
Тем ли уже «дерзка» оказалась лирике Симонова после Есенина и Ахматовой? Другое качество было существенным: возвращение исповедального начала.

Реальность портрета нашего современника. Реализмм объективного состояния души — вот что писатель почувствовал, прежде всего в искренних, внутренних, конфликтных стихах лирического дневника Симонова. Сначала мы не осознавали в должной мере нового качества, которое внесла поэзия Симонова в нашу литературную жизнь. И только, когда качество это окрепло, стало ведущим, получило новое продолжение в произведениях другого поколения — перенесли на более молодых поэтов.
Для Симонова, начавшего в 30-х годах со стихов о мужестве, с патриотической темы навсегда останется неделимым мир гражданских интересов и личная, дневниковая струя. Для него нет деления на правду общую и правду частную. Он привык видеть жизнь, как она есть, в ее реальных связях и реальном драматизме Поэтому в его художественном методе так отчетлива поляризация
на «друзей» и врагов», на главное главное и неглавное, на существенность интересов его музы и необязательность, несущественность оттенков и полутонов, которая поэзия Симонова не то, чтобы не ощущала, а просто не считала нужным учитывать. Эта целеустремленность 'и прямота выбора определила оригинальное и очень цельное дарование Симонова. Такая поэзия не могла не выйти не передние рубежи в годы войны. Аршинные буквы его стихотворения «Убей его!» смотрели в осажденном Ленинграде с крыш домов. Лирическое стихотворение «Жди меня», полное особой .завораживающей силы за¬клинания, выразило чувства миллионов людей, разлучённых войной. Вот свидетельство одного из фронтовиков; «...Боевые комиссары, рубаки-кавалеристы, отчаянные истребители танков, когда заговариваешь с ними о литературе, вынимают из кармана... вырезку из «Правды». Это не Марш. Это – даже не боевая песня.
Это - стихи Симонова «Жди меня».
Первоклассный журналист, К. Симонов проявил себя публицистом и в лирике. Его «Стихи 1939 года», «Друзья и враги», «Стихи 1954 го¬да» — смелое, решительное вторжение словом поэзии в самые горячие проблемы жизни.
В этом смысле и пьесы и стихи К. Симонова решали одни задачи: активная гражданская линия, завещанная Маяковским, продолжается в позиции К. Симонова. Сильный, мужественный, удалой парень ранних произведений поэта — это основной лирический герой Симонова и поэта и драматурга. В его цельности есть подкупающая мужественность. Он человек долга и совести, верной дружбы и готовности к героическому по¬ступку. В лирике у Симонова всегда жила боль, напряженность чувства, конфликтность.
Симонов — писатель разума, а не рассудка. Его острая и точная мысль проникает и в поэ¬зию. Внутренняя серьезность поэзии Симонова не противоречит страсти, но страсть выступает как чувство волевое, а не анархическое. Анализируя, свой замысел цикла военные романов, писатель говорил, что «тему 1941 года было бы лучше раскрывать через судьбы совсем других людей, нежели те, кто уже были известны читателю по книге «Товарищи по оружию». Так же и герои Симоновской поэзии — начиная с «Победителя» (1937), «Суворова» (1933—1939). «монгольского цикла» — не могли бы раскрыть новую тему жизни середины века. Может быть поэтому, Симонов на время отходит от стихов. Исключение составили лишь стихи о Вьетнаме, напечатанные в «Правде» в 1971 году. Герой Симонова перешел в прозу, стал психологичнее, сложнее, но не потерял при этом своих, так сказать, родовых черт: мужества, трезвого взгляда на вещи, верности поставленной цели.
Лирика Константина Симонова остается значи¬тельным явлением в истории нашей поэзии. Она не потеряла значения волнующего документа; свидетельства поэтического мироощущения: времени, личности, общества. От нее ведет свою родословную не один современный поэт, как, в свою очередь, лирика К. Симонова приняла эстафету у поэтов старшего поколения, поэтов революционной романтики.
Владимир Огнев