Гарин-Михайловский Н - Детство Тёмы (реж. Л.Веледницкая,1983)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Детство Тёмы
(радиоспектакль)

Николай Гарин-Михайловский

Инсценировка — Лия Веледницкая.
Режиссёр (радио) — Лия Веледницкая.
Редактор Майя Крючкова

Исполнители:

От автора — Николай Литвинов
Тёма — Маргарита Корабельникова
Мама — Ия Савина
Папа — Леонид Марков
Няня — Татьяна Пельтцер
Иоська — Светлана Харлап
Аким — Виктор Хохряков
Зина — Ирина Бордукова
а также — Евгений Васильев, Галина Иванова.


Тема, старший в семье из мальчиков, оказывается главным «поджигателем обычного возбуждения», а значит, его шалости становятся предметом наиболее пристального внимания его отца, сопротивляющегося «сентиментальному» воспитанию сына, «вырабатывающего» из него «противную слюнявку». Однако мать Темы, - женщина умная и тонко образованная, придерживается иного взгляда на воспитание сына. По её мнению, любые воспитательные меры не должны уничтожить в ребенке человеческого достоинства, превращать его в «огаженного звереныша», запуганного угрозой телесных наказаний. Восьмилетний Тема, оказавшись между двумя полюсами понимания родительского долга и объясняя свои поступки себе и окружающим, пытается прогнозировать реакцию каждого из родителей.
"Детство Темы" - повесть автобиографическая. В ней писатель рассказал о собственном детстве, о пережитых им самим и запомнившихся ему на всю жизнь детских своих радостях, проступках, мечтах. Он писал: "В "Детстве Темы" вы прочтете много интересного из моей жизни. Там нет и тени вымысла, я все рассказал без утайки, без рисовки". С первых же страниц повесть увлекает динамичностью сюжета и заинтересовывает судьбами героев и, прежде всего, судьбой восьмилетнего мальчика Темы - "живого, как огонь, подвижного, как ртуть, неуравновешенного, вечно взбудораженного, возбужденного, впечатлительного, безрассудного…" но у которого... "в этой сутолоке чувств сидит горячее сердце". Чрезвычайно важен также образ матери Темы - Аглаиды Васильевны, в котором выражена нравственная позиция писателя. "Мягко, ласково, но требовательно-уверенно" она наставляет сына в трудных для него ситуациях на путь истинный христианский: "Как ты думаешь... отчего Бог позволил себя распять, когда мог бы взглядом уничтожить этих дурных людей?.. Оттого, что Он не боялся правды, оттого, что правда Ему была дороже жизни, оттого, что Он хотел показать всем, что за правду не страшно умереть..." Или в другом месте: "Что делать? Если мы видим свои недостатки и если, замечая их, стараемся исправиться, то и ошибки наши уже являются источниками искупления... Когда будешь молиться, попроси у Бога, чтобы Он послал тебе твердости и крепкую волю в минуты страха и опасности".

Николай Георгиевич Гарин-Михайловский (1852—1906» прожил не очень долгую» но яркую, насыщенную событиями и делами жизнь.
«Счастливая страна Россия! Сколько интересной работы в ней, сколько волшебных возможностей, сложнейших задач!
Никогда никому не завидовал, но завидую людям, будущего,тем, кто будет жить лет через тридцать, сорок после нас»,— говорил он. О Михайловском (став писателем, он взял псевдоним «Гарин») можно смело сказать, что он был удивительно разносторонне талантлив. Гарин-Михайловский — это и писатель, и инженер-путеец, и неутомимый страстный путешественник. Счастливы были те, кто знал, кто встречался с ним, человеком «необычайно широкой души, красивого, свободного таланта, редкого изящества» (А. Куприн). В жизни Михайловского не было периодов застоя, бездеятельности, молчания. Неукротимо билась мысль, возникали грандиозные планы, проекты, казавшиеся сказочными из-за смелой буйной фантазии их автора. Он строил железные дороги, туннели, мосты, доказывал необходимость лесонасаждения, предупреждал об опасности обмелении Волги. Вынужденный временно уйти со службы, он с головой погрузился в работу у себя в имении. Развернул бурную деятельность по улучшению быта крестьян. Увлеченно занялся сельским хозяйством, изучая, экспериментируя. А затем вновь разъезды, изыскания, участие в русско-японской войне, кругосветное путешествие... И всегда борьба, борьба «за всеобщее вечное счастье».
Закономерен был приход Гарина-Михайловского в литературу. Богатство жизненных впечатлении, стремление обличать косность и несправедливость, негодование при виде нищеты, забитости, бесправия народа заставили его взяться за перо. И вот в 1892 году, когда ему было сорок лет, он написал первый очерк, первую повесть. В последующие четырнадцать лет он написал несколько десятков очерков и рассказов, повестей, пьес, сказок. Одним из животрепещущих, острых вопросов того времени, был вопрос о молодом поколении. Тревога, беспокойство за молодежь, попытка разобраться в причинах ее нравственной неустойчивости, умственной ограниченности, неспособности к делу — тема цикла автобиографических повестей Гарина «Детство Тёмы», «Гимназисты», «Студенты», «Инженеры».
Гарин любил детей. И когда писателя хвалили за его детские рассказы, он отвечал; «О них трудно писать плохо». Гарин не мог примириться с тем, что дети так часто лишены самого лучшего детства, он не мог равнодушно смотреть на печальных, озабоченных детей. Дети должны быть счастливы. Для него самого они всегда были источником радости. Гарин писал о детях и для детей. Он любил не только писать, но и рассказывать сказки, «он говорил их тихим голосом, медленно, с оттенком недоумения, как рассказывают обыкновенно сказки детям». И мне не забыть никогда этих очаровательных минут, когда я присутствовал при том, как рождается мысль и как облекается она в нежные, изящные формы»,— вспоминал А. И. Куприн.

Трудно сказать, чему Гарин отдавал предпочтение литературе или профессии инженера. Скорее всего ему было необходимо и то, и другое. Не случайно в последние годы жизни он часто повторял, что ему хотелось бы успеть два дела: построить железную дорогу Симферополь - Ялта (удивительно красивый, фантастический проект) и написать повесть «Инженеры». Первое так и осталось мечтой. На удалось закончить и книгу.
27 ноября 1906 года Гарин -Михайловский читал свою пьесу «Подростки» в редакции большевистского Журнала «Вестник жизни». А этажом ниже, в другой редакции ждали, когда он освободится и спустится вниз, но он так и не спустился…
Невозможно, невероятно было представить себе Гарина в покое. Потому что вся его жизнь движение. Нет Гарина-Михайловского, но мчатся поезда по дорогам Урала и Сибири, Молдавии и Кавказа, по дорогам, спроектированным, построенным им. А когда подъезжаешь к Новосибирску и поезд вдруг повисает над широкой стремительной Обью, и за окном мелькают ажурные пролеты моста, нельзя не похвалить его создателя, инженера и писателя, Николая Георгиевича Гарина-Михайловского.

Г. Павлова