Никитин И - Бегут часы, недели и года (ст. чит.А.Мартынов)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Бегут часы, недели и года… автор Иван Саввич Никитин (1824—1861). …
Напечатано в издании 1912 года. Стихотворение написано под сильным влиянием лермонтовской «Думы».

Бегут часы, недели и года,
И молодость, как легкий сон, проходит.
Ничтожный плод страданий и труда
Усталый ум в уныние приводит:
Утратами убитый человек
Глядит кругом в невольном изумленье,
Как близ него свой начинает век
Возникшее недавно поколенье.
Он чувствует, печалию томим,
Что он чужой меж новыми гостями,
Что жизнь других так скоро перед ним
Спешит вперед с надеждами, страстями;
Что времени ему дух новый чужд
И смелые вопросы незнакомы,
Что он теперь на сцене новых нужд
Уж не актер, а только зритель скромный.

Между 1849 и 1853

Иван Саввич Никитин (1824—1861) — русский поэт.
Самые ранние из сохранившихся стихотворений относятся к 1849 году, многие из них носят подражательный характер. Дебютировал в печати стихотворением «Русь», написанным в 1851 г., но опубликованном в «Воронежских губернских ведомостях» только 21 ноября 1853 г., то есть уже после начала Крымской войны . Патриотический пафос стихотворения сделал его весьма злободневным. В дальнейшем стихотворения Никитина печатались в журналах «Москвитянин», «Отечественные записки» и других изданиях. В первый отдельный сборник (1856) вошли стихотворения на самые разные темы, от религиозной до социальной. Сборник вызвал разноречивые отклики. Второй сборник стихотворений вышел в 1859 году. Прозаический «Дневник семинариста» напечатан в «Воронежской Беседе за 1861 г.» (1861).
Никитин считается мастером русского поэтического пейзажа и преемником Кольцова. Главные темы в поэзии Никитина — родная природа, тяжкий труд и беспросветная жизнь крестьян, страдания городской бедноты, протест против несправедливого устройства жизни. В основном же он, будучи мужественно сдержанным и осторожным, видимо, в самом сокровенном, глубоко за­таенном, скрывал за чувством прекрасного в природе свои человеческие страдания. Тем пронзительнее звуча­ла в нём природа, а он в ней, тем глубже западало это все в душу читателя.
Дмитрий Ковалёв