Шварц Евгений - Два клена (спект.арт.Лен.ТЮЗа, зап. 1954г)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Евгений Шварц – Два клёна
Режиссёр – Павел Вейсбрем

Увлеченный проблемами школьной жизни, ТЮЗ не забывал расширять и границы своего сказочного царства. Самым маленьким зрителям — первоклассникам театр дарит расписной «Домик-пряник» М. Стеглика, а ребятам постарше открывает романтичный и красочный мир легенды И.-К. Тыла «Волынщик из Стракониц». И вот уже новая сказка, написанная давним другом театра Е. Л. Шварцем,— «Два клена».
Коварная Баба-яга превратила сыновей Василисы-работницы в два клена. Стоят они на опушке леса и жалобными голосами зовут свою мать...
В глубоко поэтичном спектакле о силе материнской любви, о трудолюбии и взаимной выручке, без которой не одержишь победы, знакомые сказочные персонажи оказывались необычными и неожиданно смешными. Чего стоил один кот в исполнении А. А. Охитиной — избалованный, несомненно сибирский, преисполненный чувства собственного достоинства и решительно не выносящий никакой фамильярности! А Баба-яга, которую прямо-таки виртуозно и с неподражаемым юмором играл заслуженный артист РСФСР Н. Л. Карамышев?! Все время норовившая прожить за чужой счет, злая и самовлюбленная, она беспрестанно охорашивалась перед зеркалом и ласково называла себя «жабочкой», «гадочкой» или «злодеечкой».
«Давно в ТЮЗе не было такого веселого, мы бы сказали, такого тюзовского, в лучших его традициях спектакля»,— писали в рецензиях.

(из книги о ЛенТЮЗе, 1972)

- - - - - - -

Позднее, в 1954 году, Вейсбрем обратился к пьесе Шварца «Два клена», написанной по мотивам русского фольклора. В характерах сказки Шварца Вейсбрем почувствовал злободневную проблематику времени и талантливо перенес ее на сцену.

В детской драматургии и литературе начала 1950-х годов ребенок подчас представал в ореоле непобедимости, с поразительной легкостью преодолевал любые невзгоды. «Все пути для нас открыты, 115 все дороги нам ясны», — провозглашалось в одной популярной пионерской песне. Театр выступил против такого бодряческого поверхностного понимания характера героя. В труде, мастерстве видели Шварц и Вейсбрем залог победы добра над злом, залог торжества справедливости, нравственный идеал времени.

Благородный и поэтический образ матери-труженицы Василисы-работницы создали Н. Кудрявцева и З. Савицкая. «Работа меня от всех бед спасала. Возьмусь!» — решает Василиса и с помощью своих новых друзей — Медведя, Котофея Ивановича и мышей — выполняет все задания Бабы-яги. Именно творчеством, осмысленной деятельностью заражает она доброго увальня Медведя. «Ох, братцы мои. Это работа, так работа, — радостно восклицает он, — это не то, что на цепи сидеть да на прохожих рычать. Славно! Весело! Подите, поглядите, сколько мы лесу привезли».

Глупая, злая самовлюбленная Баба-яга (Н. Карамышев) тоже трудится день и ночь, но ее поступки несут разрушение и горе. «Ты за всю жизнь ящичка простого не сколотила, корзинки не сплела, травинки не вырастила, сказочки не придумала, песенки не спела, а все ломала, да била, да отнимала. Где же тебе., неумелой, с нами справиться?» — говорит Бабе-яге Василиса-работница. Яркие бытовые черты Бабы-яги были близки восприятию зрителя. Самовлюбленная Баба-яга нежно холит себя: «Мало сказать — люблю, я в себе, голубке, души не чаю, — кокетливо признается Баба-яга Василисе. — Вы, людишки, любите друг дружку, а я, ненаглядная, только себя самое, у вас тысячи забот — о друзьях да о близких, а я только о себе, лапушке, и беспокоюсь». Ни с кем не может подружиться Баба-яга — даже с Ведьмой и Людоедом поссорилась она из-за копейки.

Увлекательно и поэтично драматург и театр расширяли понятия зрителей о действительности, пробуждали в них интерес к жизненному разнообразию, к красоте природы, богатству психологического и эстетического содержания жизни.

Фантастика «Двух кленов» в Тюзе не противоречила реальной достоверности образов. В столкновении Иванушки (Л. Жукова) и Бабы-яги побеждала жизненная смекалка Иванушки. Обычным свистком он оглушал Бабу-ягу, кремнем и огнем высекал искры, пращой сшибал шишки с деревьев удачней, чем это делала старуха своими колдовскими приемами.

Черты общественного настроения, актуальные проблемы послевоенной современности Вейсбрем передал поэтичными характерами. Спектакль Тюза пробуждал веру в победу добра, в могущество созидательного труда, в силу и правду человека. Поэтический образ матери как бы символизировал гордость и прекрасное величие Родины, любовно воспитывавшей юных богатырей.

(Театр юных поколений - Дмитриевский В. Н., 1975)

====p====