Кремлевский мечтатель - Из воспоминаний о Ленине (чит.В.Токарев)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)

КРЕМЛЕВСКИЙ МЕЧТАТЕЛЬ

Из воспоминаний о В. И. ЛЕНИНЕ —
М. Горький,
Джон Рид,
Альберт Рис Вильямс,
Г. Уэллс
А. Луначарский

ЧИТАЕТ ВАЛЕРИЙ ТОКАРЕВ

«Кремлевский мечтатель» — новая литературная композиция Валерия Токарева. На Все¬союзном конкурсе чтецов, посвященном 100-летию со дня рождения В. И. Ленина, эта работа была удостоена первой премии.

К Валерию Токареву как-то не хочется применять обычное, ставшее ходовым определение «Мастер художественного слова». Хотя он и принадлежит к «цеху» чтецов и бесспорно является подлинным мастером. Яркий талант, широкая образованность (В. Токарев кончил Московский университет и актерскую студию под руководством Ю. А. Завадского)! знание литературы (Токарев не только владеет немецким, итальянским, французским, английским, но и читает с эстрады на этих языках) сделали его одним из интереснейших интерпретаторов многих произведений русской и зарубежной классики, произведений современных писателей. В. Токарев любит широкие эпические полотна, тонко понимает, чувствует поэзию. В каждой работе — будь то «Мертвые души или сонеты Возрождения, размышления советского хирурга Амосова или собрание в одной программе произведений о Дон-Жуане, откровения Хемингуэя, — программы камерные, или, скажем, «Эгмонт», «Манфред», читаемые с симфоническим оркестром, — В. Токарев ставит сложный художественный эксперимент и всегда необычайно интересно разрешает его. Он никогда не пользуется сценическими аксессуарами, почти неподвижен в чтении; мастер слова, он работает только с помощью слова. С помощью интонации, эмоции, выраженной в слове. С помощью красивого голоса — богатого, подвижного, послушного воле артиста. Его художественный поиск, как правило, обращен к воссозданию самобытного, всегда современного и мало изученного характера. Он любит представить слушателю необычного человека, поразительного человека, прекрасного человека. И обязательно, щедро рассматри¬вая его с разных точек зрения, он стремится добраться до самой сути, до главного— до психологически-нравственных причин его необычности, до социального смысла, значения его поразительности, до общечеловечности, прекрасного, выдающегося, исключительного, но и доступного.
В этом смысле ленинская программа не составляет исключения. Она соединяет литературно-разнородный материал, различный не только по характеру и по стилю изложения, по внутреннему напряжению, но и по степени постижения деятельности Владимира Ильича. Психо¬логически-углубленный портрет, созданный А. М. Горьким в его очерке «В. И. Ленин», сочный, словно написанный масляными красками, контрастными, в то же время тщательно отобранными, сменяется карандашными наброска¬ми, штриховыми зарисовками, сделанными как бы на ходу. Открытая эмоциональность Джона Рида, его щедрый душевный репортаж соседствует с краткими, отрывочными, но яркими свидетельствами Альберта Риса Вильямса, а затем и тонко нюансированным, ёмким портретом, созданным Гербертом Уэллсом, — сдержанным, полным настороженности. А потом вне¬запное заключение — слова А. В. Луначарского, звучащие мощным аккордом: «Он был чудом». Токарев не случайно избрал для своей программы столь разных и, может быть, столь непохожих авторов. Рядом с именами А. М. Горького и А. В. Луначарского, друзьями-соратниками Владимира Ильича, отлично знавшими его человеческую многогранность, — имена американских журналистов Джона Рида и Альберта Риса Вильямса, знавших Ленина — руководителя вооруженного восстания, вождя масс, творца первых декретов первого в мире социалистического государства. Позиция друзей В. И. Ленина сопоставляется с позицией Герберта Уэллса, менее всего склонного восторгаться пролетарской революцией. Но именно сравнительный подход к материалу и позволяет чтецу, а вслед за ним и слушателю уверовать: к Крем¬левский мечтатель видит мир будущего». И еще, еще раз: «он был чудом». Такое контрастное построение помогает В. Токареву воссоздать портрет Владимира Иль¬ича. Перед слушателями встает образ, вылитый «весь как бы из цельного куска чистого золо¬тая, человек необычайно живой, близкий людям, простой и естественный.
Заключая программу словами Луначарского о Ленине — «идеальная личность, какой и должен быть человек», В. Токарев прежде всего подводит нас к мысли об «идеальной личности»; он пытается понять и донести до слушателя не только то особенное, исключительное, что было в Ленине, но и то доступное обычному человеку, что может помочь ему, человеку, стать лучше, выше, что делает жизнь его значительнее, талантливее. Рассказывая о человеке «с горящим моз¬гом», В. Токарев подчеркивает в Ленине черту, сформулированную Луначарским: «он не занимался своей личностью. Его совершенно не интересовало собственное «я». Его интересовала только его работа». Эта полная поглощенность общезначимым делом — будь то съездовская полемика с оппонентами или выступление перед народом, либо построение плана электрификации страны, дружба с итальянскими рыбаками или встреча с русскими крестьянами, раскрывается Токаревым со всей убедительностью, ненавязчиво, без патетики и аффектации, достойно, с размышлениями. В. Токарев объемно раскрывает ленинское «физическое ощущение правды» и его «вражду к несчастьям людей» (А. М. Горький). Под¬еркивая интеллигентность, скромность, даже застенчивость Владимира Ильиче, Токарев рассказывает, как беспощадно воевал Ленин с несчастьями людей, раскрывает характер, особенность его поведения — поведения человека Правды.
Душевная и актерская одаренность помогают Валерию Токареву реализовать его главные художественные пристрастия — проникновение вглубь человеческих сердец.

Н. Смирнова, кандидат искусствоведения