Алексеев М - Хлеб - имя существительное (гл.из повести чит. автор)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Хлеб - имя существительное

Алексеев Михаил Николаевич
Отечественная проза

Аннотация:

« В каждом - малом, большом ли - селении есть некий "набор " лиц, без которых трудно, а может, даже и вовсе невозможно представить себе само существование селения. Без них оно утратило бы свою физиономию, свой характер, больше - свою душу. lt; gt; Мне захотелось рассказать о таких людях одного села и уже в самом начале предупредить читателя, что никакой повести в обычном ее смысле у меня не будет, ибо настоящая повесть предполагает непременный сюжет и сквозное действие, по крайней мере, основных ее героев. Ни того, ни другого в этой книге не будет. Не будет и главного персонажа, как полагалось бы в традиционной повести. Все мои герои в порядке живой, что ли, очереди побывают в роли главного и второстепенного.
Повесть “Хлеб — имя существительное” отличается от “Дивизионки” и “Биографии моего блокнота” при всей их жанровой идентичности. Писатель вышел к ней уже маститым художником, одолевшим высокий перевал эпического полотна — роман “Вишневый омут”, что не могло не сказаться на его работе над следующим произведением. Это не просто констатация очевидного факта в творческой жизни Михаила Алексеева, но и возможность обнаружить в его новеллистике качественные обретения, новые грани художественного постижения реалий эпического мира средствами лирической прозы.

У Михаила Алексеева женщины — прямые наследницы некрасовских крестьянок, тех, что коня на скаку остановят, в горящую избу войдут. Как правило, они у Алексеева либо его ровесницы, либо возрастная разница между ними исчисляется не более чем в десять лет. Алексеевская женщина также принадлежит к тому поколению, проверкой которого стала Великая Отечественная. Непременно поэтому война прямо или незримо наличествует в каждом произведении писателя. И опять вспоминаются его слова, горькие в своей искренности: не будь войны и не выживи он в ней, вряд ли состоялся бы из него художник. А там, в огне войны, вызрела в нем мечта рассказать людям об изведанном и пережитом. И не только о бойцах переднего края, но и о тех добрых, милых и мужественных бойцах тыла, какими были женщины, старики и дети. Встреча с послевоенной родной землей ранила сердце незаживающими разрушениями войны, представшими не только в виде развалин домов, фабрик и заводов, городов и сел, но и судеб, душ человеческих. Прошлась она жестокой своей “косилкой” и по далеким от линии фронта Выселкам в повести “Хлеб — имя существительное”, безжалостным топором вырубила она сад, который вырастил на берегу речки Игрицы возле Вишневого омута светлый богатырь Михаил Харламов — герой романа “Вишневый омут”. Осветив людям жизнь, приучив их не бояться мрачного омута, сад этот, пожертвовав собой, принес людям в трудный для них час и тепло. Так органично сливается в художественном мире Михаила Алексеева доброе и светлое с тем мрачным и жестоким, которое преодолевается трудом и борьбой людей, преданных большой идее необоримости сил преобразования земли на основах справедливости.

В произведениях Михаила Алексеева совершенно отчетливо обозначается одна из характерных для художника особенностей – умение ярко и правдиво нарисовать психологический портрет своих героев. И в этом действенном проявлении происходящего в душе того или иного персонажа Михаил Алексеев имел в литературе великий образец. Известно, что И.С. Тургенев называл себя “тайным психологом”. Он считал, что писатель обязан знать, что переживают его герои, но совсем не обязан передавать всю картину их переживаний — ему достаточно указать на те признаки, по которым читатель вполне может восстановить и думы, и переживания героев, да и сам ход этих раздумий и переживаний.