Октябрь в поэзии - 1917-1927 (вып.первый)

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
ОКТЯБРЬ В ПОЭЗИИ
(1917—1927)
ВЫПУСК ПЕРВЫЙ

Первая пластинка
1-я сторона

А Вермишев
ДВОРЦОВАЯ ПЛОЩАДЬ
П. Шальнов

В. Брюсов
ОКТЯБРЬ 1917 ГОДА
Б Моргунов

А. Блок
ДВЕНАДЦАТЬ
фрагмент поэмы
A. Консовский

B. Хлебников
СВОБОДА ПРИХОДИТ НАГАЯ
А Консовский

В. Маяковский
ОДА РЕВОЛЮЦИИ
Б. Моргунов

А. Крайский
ДЕКРЕТЫ
И. Головко

Д. Бедный
.МОЙ СТИХ
П. Шальнов

В. Князев
ПЕСНЯ КОММУНЫ
Б. Моргунов

2-я сторона
П. Арский
НОЧЬ
A. Консовский

B. Кириллов
МАТРОСАМ
М. Протасова

М. Герасимов
Я НЕ В РАЗГНЕВАННОЙ ПРИРОДЕ
П. Шальнов

C. Городецкий
РОССИЯ
М. Протасова

А. Ахматова
МНЕ ГОЛОС БЫЛ
И. Романова

Н. Полетаев
ПОРТРЕТОВ ЛЕНИНА НЕ ВИДНО
Б. Моргунов

И. Ерошин
РЕВОЛЮЦИЯ
A. Консовский

B. Александровский
ДУША, КРИЧИ ГРОМЧЕ
М. Протасова

И. Садофьев
СТАРЫЙ РАБОЧИЙ
Б. Моргунов

Д. Семеновский
ТОВАРИЩ
И. Романова

Н. Тихомиров
БРАТЬЯ
Б. Моргунов

Вторая пластинка
1-я сторона

А. Безыменский
МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ
Б. Моргунов

А. Жаров
ВЗВЕЙТЕСЬ КОСТРАМИ И. Романова

М. Светлов ГРЕНАДА
А. Кутепов

И. Сельвинский УЛЯЛАЕВЩИНА
фрагмент поэмы
А. Консовский

Н. Тихонов
ПЕРЕКОП
А. Кутепов

2-я сторона
В. Казин
МОЙ ОТЕЦ ПРОСТОЙ ВОДОПРОВОДЧИК
П. Шальнов

Н. Асеев
КУМАЧ
Б. Моргунов

Б. Пастернак
ЛЕЙТЕНАНТ ШМИДТ фрагмент поэмы
А. Консовский

С. Есенин
РУСЬ СОВЕТСКАЯ
A. Консовский
В.Маяковский
ХОРОШО
фрагмент поэмы
В. Моргунов

Русская поэзия всегда отдавала отечеству «ду¬ши прекрасные порывы». Лучшие ее творцы мечтали о времени, когда «Россия вспрянет ото сна»; эта мечта брезжила в неведомом грядущем — близком ли, далеком ли... И наконец в нашем XX веке стала реальностью.

Где глаз людей обрывается куцый,
главой голодных орд,
в терновом венце революций
грядет шестнадцатый год.

Эти строки написаны в 1914—1915 гг. Маяковский ошибся всего на один год: вместо 1917-го он указал на 1916-й. На стихах, написанных тотчас же после Октября, лежат отсветы красногвардейских костров, они опалены дыханием идущих на штурм Зимнего. В них отзвуки шагов по торцовой мостовой Петрограда.

Революционный держите шаг, Неугомонный не дремлет враг, — предупреждал Блок.

Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой! —
спрашивал и отвечал Маяковский в «Левом марше».
Подбирая материал для этой «звучащей антологии», я, если говорить образно, отправлялся не в архив, а в арсенал. В арсенал, где хранится «старое, но грозное оружие». Бумага в давних газетных подшивках стерлась, буквы поблекли, но дух, запечатленный в стихотворном слове наших поэтов первого октябрьского призыва, не угас. Их строки порой неуклюжи, неумелы, сказаны в виде экспромтов, на бегу, на лету, но исполнены они неподдельной искренности. В них — порыв, отвага, мечта о будущем. Созданные в первое революционное десятилетие (1917—1927 гг.) стихи и составили эту звучащую книгу.
«Правительством на четверть часа» насмешливо называли Советскую власть наши враги, суля ей близкую гибель. 7 ноября 1917 года американский посол в России Френсис сообщал в Вашингтон, что «все дело будет ликвидировано в пять дней».
Как известно, Френсис передавал мнение Керенского. Но ему не было известно мнение русских рабочих и крестьян. Творцы революции думали по-другому. Но именно они, направляемые могучей мыслью и волей Ленина, определяли ход истории. Государство, жизнь которого рассчитана была аур врагами «на полчаса», существует вот уже шесть десятилетий. Проверка временем — самая суровая проверка.

Лет до ста
расти
Нам
без старости.

Эти слова, сказанные Маяковским в 1927 году к десятилетию Октября, сегодня мы можем произнести с еще большей уверенностью. Прошло еще полвека. Сколько испытаний было уготовано нам. И как выдержали мы эти испытания!
Поэты приняли и воспели в своих стихах и поэмах «шестую часть земли с названьем кратким — Русь», как писал Есенин. Они приняли и воспели Советский Союз — исторически сложившееся в результате Октябрьской революции содружество наций. В октябре 1917 года свершилось событие всемирно-исторического смысла и значения. Писателям надо было определить свою позицию. Одни безоговорочно приняли революцию. Другие безоговорочно ее отвергли и ушли в эмиграцию.
Анна Ахматова писала:

Мне голос был. Он звал утешно.
Он говорил: «Иди сюда,
Оставь свой край глухой и грешный, Оставь Россию навсегда».

Но равнодушно и спокойно
Руками я замкнула слух,
Чтоб этой речью недостойной
Не осквернялся скорбный дух.

Это стихотворение любил и читал наизусть Александр Блок. «Ахматова права, — говорил он, — это недостойная речь. Убежать от русской революции — позор».
Поэзия первых лет после Октября интенсивно-багряного цвета. Это романтический порыв и паренье. Это духоподъемная песенность, маршевость, митинговость.

Из круга жизни, из мира прозы
Мы вброшены в невероятность, —

писал Валерий Брюсов.
Слова не умещаются в прокрустово ложе привычных строф, чувства диктуют творцам новые ритмы, новую мелодику стиха.

Свобода приходит нагая,
Бросая на сердце цветы,
И мы, с нею в ногу шагая,
Беседуем с небом на ты.

Это строки Велимира Хлебникова.

Многие из авторов, вошедших в нашу звучащую антологию, незнакомы людям новых поколе¬ний. Ни имена их, ни стихи. Тем важней была за¬дача наша: пусть зазвучат они снова, пусть услышат их люди новых поколений.
Сказанное более полувека назад, сегодня по¬вторится с новым возрастающим чувством:
Взвейтесь кострами.
Синие ночи!
или:
Мы — молодая гвардия
Рабочих и крестьян.
или:
Орлиное племя, матросы, матросы...

Большинство произведений, приведенных здесь, написано людьми, которым Октябрь открыл путь в поэзию. До революции эти люди не брали в руки пера. Непосредственный творческий толчок дала им революция, и только она. Они ее участники, они ее певцы. Александр Вермишев и Алексей Крайский, Павел Арский и Василий Князев, Владимир Кириллов и Михаил Герасимов, Иван Ерошин и Василий Александровский, Никифор Тихо¬миров и Семен Фомин, Илья Садофьев и Николай Полетаев... В активе каждого из них не только приведенные здесь строки, но и книги, деятельное участие в литературе революционной эпохи.
Звучат строки Князева:
Никогда, никогда,
Никогда, никогда
Коммунары не будут рабами.

Звучат строки Никифора Тихомирова:

Мы с тобой родные братья.
Я — рабочий, ты — мужик.

Звучат строки Дмитрия Семеновского:

Весенним дыханьем, нежданно и ново. Меж нами промчалось заветное слово, Заветное имя одно:
Товарищ! —
Как песня, звучит нам оно.

И старшее поколение, ветераны революции да и их сыновья и дочери вспоминают свою юность, свой порыв, кипенье молодых сил. Начальная пора! Это незабываемо...
Новизна свершившегося в октябре 1917 года требовала такой же новизны изобразительных средств. Далеко не у всех и далеко не сразу было достигнуто это соответствие. Подчас новое содержание облекалось в уже опробованную предше¬ственниками и достаточно обветшавшую стихо¬творную форму. Получалась иногда «гремучая смесь», получалось «ревплаксиво», как говорил Маяковский. Но поиск продолжался, и в этом поиске участвовали десятки, сотни, тысячи людей, которым было о чем сказать другим людям.
Будем слушать строки, созданные в дни Октяб¬ря, в первые годы после него. Будем слушать песни, победно звучащие вот уже шестьдесят лет.

Лев Орлов