Овидий Назон - Метаморфозы

 
Код для вставки на сайт или в блог (HTML)
Овидий Назон

МЕТАМОРФОЗЫ
Литературная композиция М. Лазаревой

Общение с природой — одна из величайших наших радостей. Цветы и камни, скалы и море, земля и звезды — как прекрасен мир вокруг нас! Богатый и многоцветный, он полон неожиданностей и тайн. Но беспокойный человеческий ум раскрывает его загадки. Нет предела познанию, нет границ для мысли. Долгий опыт свидетельствует — то, что сегодня еще не известно науке, завтра, бесспорно, будет принадлежать ей. Однако наука — только одна из граней магического кристалла, которым владеет человечество. Другая грань — искусство. Оно тоже учит познавать мир. Только путь к этому познанию — не умозаключение и точный расчет, а воображение, фантазия, фантазия живет в каждом из нас. Неслучайно облако в небе подчас напоминает нам воздушный корабль, а дерево в лесу — человека или зверя. Яркость ассоциаций, необычность сопоставлений и является, возможно, мерилом одаренности в сфере искусства. Превращение видимого и обычного в неожиданное и новое — этим чудесным талантом с незапамятных времен владеют поэты. Был щедро наделен им и Публий Овидий Назон — римский поэт, живший около двух тысяч лет тому назад (43 год до н. э. — 17 ход н. э.). Са¬мое значительное произведение Овидия так и называется — «Метаморфозы», что по-русски означает «Превращения».
«Метаморфозы» — это обширный цикл поэм, который состоит из пятнадцати книг и включает в себя более двухсот мифов — сказаний и легенд. Они, в основном, созданы в античной Греции, но Овидий совершенно по-иному переосмыслил и пересказал их.
Над «Метаморфозами» Овидий работал много лет. Он создал своеобразную художественную энциклопедию, где стремился озарить светом поэзии историю создания мира, показать, как из дикого хаоса образовалась земля, как возникли моря и озера, горы и утесы, по¬явились растения, насекомые, птицы, животные и наконец человек — властитель и преобразователь Вселенной, соперник олимпийских бо¬гов. Чувствам и переживаниям человека, его красоте, силе, мужеству Овидий уделяет наибольшее внимание.
Древние боги, которыми населены мифы, в овидиевских «Мета¬морфозах»— всего лишь поэтическая условность, дань традиции. Овидий нисколько не верит в них и откровенно призывает читателей к такому же вольному отношению к кумирам древности: «Выгодны боги для нас — если выгодны, будем в них верить». Для него самого боги, несомненно, «выгодны»: при их посредстве можно наказывать порок, вознаграждать добродетель, раскрывать тайные поступки и сокровенные замыслы людей.
Вот. например, миф о царе Мидасе. Мидас одержим страстью к богатству и вымаливает у своего покровителя — бога Вакха бесценный дар: все, к чему ни прикоснется царь, будет мгновенно превра¬щаться в золото. Кажется, ликованию Мидаса нет предела —он уже видит себя самым богатым на свете человеком, самым счастливым, самым могущественным. Ведь он полагает — все можно купить за золото! Но что это? Хлеб, вода, плоды земли в его руках твердеют, застывают, обретают золотой жестокий блеск. Несчастный обречен на смерть от голода и жажды. И только милость Вакха избавляет его от зловещего дара, возвращает первозданную радость наслаждения природой. Скромный колос в поле, прозрачная виноградинка, студеный ручей, хрупкий цветок — как ничтожно и бесполезно по сравнению с ними все золото мира...
Не обходится без участия богов также миф о Пираме и Фисбе. Но и здесь роль богов чисто внешняя, прикладная: при их посред¬стве навсегда сохранено горестное воспоминание о юных влюбленных, которых никто и ничто не могло разлучить. Они не пожелали жить друг без друга и предпочли расстаться с жизнью. Их последний вздох приняла шелковица — стройное дерево, усыпанное бело¬снежными ягодами. Боги услышали мольбу Фисбы: они превратили белоснежные ягоды в кроваво-красные, скорбные. Это — «двуединой погибели память», память о любви и верности, которые оказались сильнее вражды и смерти.
Одно из центральных мест в «Метаморфозах» занимает миф о Фаэтоне, сыне Феба — бога Солнца. Этот миф — подлинный гимн людскому дерзанию, той беззаветной храбрости, что возносит сынов Земли над могучими богами Олимпа и во все времена озаряет мир... В свой исполинский труд Овидий вложил мудрость многих поколений и собственные наблюдения, извечные мечты человечества о счастье и свою незыблемую веру в торжество красоты и правды. За долгие годы творчества Овидий многое испытал: когда он начал «Метаморфозы», весь Рим зачитывался ими, они закрепили за ним громкую славу первого поэта Италии: а завершил их в ссылке, оклеветанный, покинутый, в горьком одиночестве, вдали от любимой родины…
Лишенный семьи и имущества, Овидий завещал миру самое цен¬ное свое достояние — человечность. Поэт-гуманист, он поставил пе¬ред собою высокую цель: приобщить людей к гармонии природы, внушить им добрые чувства великодушия и сострадания, напомнить об их благородном долге —любить, беречь, охранять все живое на земле. Вот почему и доныне не увяли его лавры и сбылось поэтическое предвидение, увенчивающее «Метаморфозы»:
Лучшею частью своей, неизменен, к светилам высоким Я вознесусь, и мое нерушимо останется имя.
М. Лазарева